Чрезвычайный съезд

30 и 31 марта 2009 года в Москве в Гостином дворе проходил Внеочередной Чрезвычайный Съезд Союза Кинематографистов Российской Федерации.

Я являюсь членом СК с 11 октября 1973 года. Двадцать шесть лет - срок немалый. В книге я уже вспоминала V съезд кинематографистов, когда группировка «перестройщиков» топтала и глумилась над теми, кто создал великие кинотворения советского периода. Унижали мастеров: Кулиджанова, Ростоцкого, Озерова, Наумова и более всех - Сергея Федоровича Бондарчука. И только один человек поднялся тогда на защиту Бондарчука - Никита Сергеевич Михалков. Спустя 24 года история почти повторилась. Но теперь оклеветан, оболган был сам Михалков. Новая группировка опиралась на прежнюю, то есть именно тех, кто прожил эти годы с желанием взять реванш после того, как Никиту Сергеевича большинством голосов избрали председателем СК. Неожиданно и спешно группа «недовольных» выступила с письмом к Президенту Российской Федерации Д.А. Медведеву, что-де Михалков «оказался неэффективным руководителем СК».

В конце декабря 2008 года быстренько был сфабрикован так называемый VII съезд СК, куда не было позвано, и котором даже не было информированы большинство членов Союза кинематографистов, в том числе и я. Под шумок на пост председателя вместо Михалкова был избран Марлен Хуциев, который по своему возрасту скорее мог войти в когорту старейшин. Дело, конечно, было в другом. Рейдерский захват Союза был нужен для захвата имущества СК, для контроля над государственным финансированием. Поэтому Михалкова обвиняли чуть ли не в хищении имущества СК.

Михалков подал в суд, объявив VII съезд незаконным, и призвал собраться на внеочередной съезд. Вот тут так называемые кинокритики стали вести информационную войну с Михалковым, обливая его грязью и клеветой. Дальнейшие подсчеты стоимости этой грязной войны выявили факт: на нее ушло полмиллиона долларов. В журнале «Кинопроцесс» были опубликованы отдельные реплики из Интернета на Михалкова: «Врет, подличает, вор, мафиозный барин, хам», а в конце высказались, что ему де теперь «нужно застрелиться»...

Хочу ответить на этот последний выпад - не дождетесь, господа! Среди черной жижи клевет прорывались голоса: «Никита Сергеевич! Мы вас любим! Держитесь!!! Не отступайте! Победа будет за вами и вашей командой!!!»

30 марта огромное пространство Гостиного Двора наполнилось кинематографистами, не только московскими и питерскими, но и из дальних регионов: члены СК Татарстана, Якутии, Урала, Самары, Саратова, Донского Союза, Сибирского, Северо-Кавказского и других. Прибыли представители СК своих стран: Белоруссии, Армении, Украины... Всего собралось 2570 членов Союза кинематографистов. Кворум был, и Никита Сергеевич открыл съезд.

Почетные места под горячие аплодисменты зала заняли старейшины: Генрих Боровик, Вера Васильева, Владлен Давыдов, Зинаида Кириенко, Владимир Наумов, Вадим Юсов, Михаил Ножкин, Инна Макарова.

На моем ряду сидели дорогие моему сердцу люди: Николай Губенко и Жанна Болотова, Элизбар Караваев, мой двоюродный брат Андрей Малюков, драматург Эдуард Володарский...

По традиции съезд почтил память кинематографистов, ушедших из жизни за пять лет. Последний съезд был в октябре 2004 года. На двух огромных экранах под музыку поплыли имена без регалий. Среди них: Пуговкин, Мордюкова, Хмельницкий... Этих великих оплакивал весь народ, но о других... мы ничего не знали - это были гримеры и звукооператоры, художники и кинооператоры... То и дело по залу проносился чей-то скорбный вздох. Только по этой нескончаемой ленте узнавали о тех, кто ушел... Так я узнала, что ушла моя гример по фильму «Соля-рис»... Знакомые фамилии вспыхивали, и мы прощались, прощались со своей юностью, со своими друзьями, коллегами... На глазах многих были слезы...

Какими никчемными стали в этот момент дрязги, когда наши товарищи уходили в вечность.

Никита Сергеевич Михалков более двух часов докладывал съезду о той бескомпромиссной многолетней борьбе, которую ему приходилось вести за сохранение Союза кинематографистов, когда разрушились практически все Союзы, за сохранение его собственности и отстаивание понятия чести и достоинства. Своим убедительным докладом Михалков вскрыл некоторые финансовые махинации, которые проводила сравнительно небольшая, но влиятельная группа кинематографистов. Но была еще одна, более серьезная опасность.

Из доклада председателя СК Н.С. Михалкова: «Это попытка рейдерскйм путем ввести в Союз кинематографистов либерально-атлантическую диктатуру с далеко идущими последствиями. Вот цитата одного из невидимых идеологов - Дмитрия Быкова, опубликовано в "Русской жизни" 25 марта 2009 года:

"Вырисовывается следующая, более чем вероятная перспектива. После краха последней корпорации творцов, кризис русской государственности тоже окажется близок к разрешению, а сама эта государственность - к разрушению".

Вот чего добиваются, в конце концов, от нас, - подытожил Михалков. - Но, друзья мои, есть такое понятие "Родину защищать". Сегодня это касается не только военных, это касается нас с вами.

Два замечательных человека определили, что такое счастье и свобода. Один сказал, что "счастье - это, когда ты смел и прав". А другой сказал, что "свобода - это абсолютное доверие Богу". Я свободен и счастлив, чего и вам желаю!»

Михалков закончил. Зал буквально взорвался аплодисментами. Один за другим кинематографисты стали подниматься с мест и приветствовали Никиту Сергеевича стоя. Я видела, что в этот момент творилось с ним. Он понял, что одержал победу, но он также понял, что все эти люди, собранные со всей страны, доверяют только ему и не отпустят. И вновь - тяжкий крест председателя Союза кинематографистов ляжет на его плечи. В глазах Михалкова была почти непередаваемая словами тоска и слезы благодарности. Он был не один, но он снова будет разрывать свое живое человеческое сердце между созданием фильмов и обилием проблем в кризисные годы всего нашего кинематографа.

В конце первого дня съезда Михалков был вновь избран председателем Союза кинематографистов решением большинства участников съезда.

В середине второго дня был зачитан список молодых актеров, режиссёров, композиторов кино, желающих вступить в Союз кинематографистов. Среди них были: Марат Башаров, Артем Михалков, Игорь Петренко, Любовь Толкалина, Филипп Янковский, Дмитрий Дюжев, Федор Бондарчук, Иван Бурляев.

Съезд утвердил поданный список, и в рядах Союза кинематографистов появились молодые, но уже зарекомендовавшие себя, люди. Никита Сергеевич поздравил молодых коллег и предложил нескольким выступить. Среди выступающих был и мой сын Иван Бурляев. Он обратился к залу: «Я композитор. Я просто скажу о своем ощущении. Представьте себе, где-то целый день мотаешься и потом подходишь к дому своему, и там огни горят, ты подходишь к дому, и тебе открывают дверь. Вот это чувство сейчас у меня. Мне очень приятно, я надеюсь, мы дома».

Да, Ванюша, кинематограф - наш дом, и там горят волшебные огни творчества. Но в этом же доме есть углы и закоулки, где тлеет зависть к успеху, откровенная злоба и жажда первенства.

Мне было ясно одно: в труднейший кризисный год на нас, кинематографистах, определенные разрушительные силы хотели разыграть привычную для слабой интеллигенции карту раскола, подрыва авторитета крупнейшей личности. Интересно, что и на этом съезде были выступления отдельных персон, которые вспоминали V съезд, где громились авторитеты советского периода, с удовольствием. Их мнение было непоколебимо. То, что подобный съезд и надругательство над именем Бондарчука привели впоследствии Сергея Федоровича к концу жизни, их удовлетворяло. Мертвый художник не опасен! Маленькие и злые... Их цель - разъединить, расчленить.

Если Сергей Федорович после V съезда кинематографистов предсказал распад Союза социалистических республик и падение культуры, то по некоему сценарию после развала и распада нынешнего Союза кинематографистов, видимо, планировался дальнейший развал и расчленение нашей страны, тем более, что момент кризиса всегда взрывоопасен. Что ж, на войне как на войне!

Общими усилиями правду удалось отстоять и в данном случае главную победу в этом сражении, конечно, играла объединяющая личность Никиты Сергеевича Михалкова.