ИСТОРИЯ ЦЕНЗУРЫ

Фильм «Вива, Мария!» восприняли всерьез только цензоры штата Техас. Дистрибьютор подал фильм на рассмотрение Комиссии по классификации художественных фильмов (ККХФ) в Далласе, штат Техас, с просьбой выдать разрешение на его демонстрацию. Только пятеро членов ККХФ посмотрели фильм, но восемь проголосовали за то, чтобы признать его «неподходящим для молодежи», а девятый воздержался. Местное законодательство позволяло ККХФ заниматься классификацией, если там считали, что фильм «изображает или демонстрирует (1) грубость, преступную жестокость или извращения в манере, которая может толкнуть молодежь на преступление или правонарушение, либо (2) неразборчивость в сексуальных связях или внебрачные или ненормальные сексуальные отношения в манере, которая... может побудить или подтолкнуть молодежь к правонарушению или неразборчивости в сексуальных связях либо пробудить нездоровый интерес к сексу». Закон предписывал, что, если тот, кто демонстрирует фильм, не согласен с решением комиссии, ККХФ должна направить иск, чтобы наложить запрет на любую его демонстрацию, а затем представить свое постановление на повторное рассмотрение. Экспонент подал письменное замечание, что не согласен с такой классификацией, а ККХФ потребовала запрета, заявляя, что эта классификация ?оправданна, так как в фильме демонстрируется сексуальная распущенность... (и] присутствует несколько сцен, в которых показаны отношения между мужчиной н женщиной, противоречащие „приемлемому и общепринятому поведению"». На слушании судья выдал письменный запрет и сделал заключение, что в картине есть «два или три момента, которые кажутся не подходящими для молодежи».

Экспонент опротестовал это решение в Апелляционном суде штата Техас в деле «Междуштатный округ против Далласа (1966)», однако Апелляционный суд подтвердил его. Тогда дело было направлено в Верховный суд США, который вынес решение, что это законодательство нарушает Первую и Четырнадцатую поправки, так как «в нем нет „узких, разумных и четких стандартов и указаний для чиновников"», и сослался на свое более раннее постановление по делу «Ниемот-ко против штата Мэриленд (1951)». Выражая мнение суда, судья Маршалл сказал, что, хотя может показаться, будто это дело ограничивается решением в пределах одного города, на самом деле оно затрагивает конституцию в широком смысле. Он осудил тот факт, что кинематографисты из страха перед цензурой могут начать снимать менее яркие, пустые, не связанные с риском фильмы.

Решение в отношении фильма «Вива, Мария!» подвигло голливудскую кинопромышленность отменить Правила производства кинопродукции, основанные на категории совершеннолетия: «С» (для всех зрителей); «М» 1 (для совершеннолетних); «И» (запрещено детям до 18 лет, если их не сопровождает взрослый) и «X» (запрещено для лиц до 18), — и принять новую возрастную классификацию, в которой «М» заменили на «Рв», добавили «РС-13» (детей до 13 лет только в сопровождении родителей) и «1ЧС-17» (запрещено детям До 17).