ИСТОРИЯ ЦЕНЗУРЫ

Картина «Жестяной барабан» завоевала множество наград в 1979—1980 гг., в том числе и «Оскар», однако в 1997 г. Американская фундаменталистская религиозная организация в Оклахоме заявила, что фильм является «детской порнографией». Это привело к гражданским искам и конфискации видеокассет правоохранительными органами. Фильм находился в свободном доступе на видео и широко распространялся по всем Соединенным Штатам, в том числе и в Оклахоме, и за это время «ни разу со стороны правительства не было заявлений, что фильм „Жестяной барабан" непристоен или же является детской порнографией» (дело «Ассоциация производителей видеопрограммного обеспечения, Inc. против Оклахомы» и др.). Жалобы начались после того, как житель Оклахома-Сити услышал по радио о бывшей студентке Bethel College and Seminary — колледжа и семинарии Бетель в Миннесоте, которая отказалась от задания посмотреть фильмы «Жестяной барабан», «Вода и шоколад» (Like Water for Chocolate) и «Поступай правильно» (Do the Right Thing). Студентка заявила, что эти фильмы — порнографические и «противоречат тому, что она ожидала увидеть в колледже и семинарии», и подала иск (дело «Sisam против Bethel College and Seminary (1997)»), который суд отклонил, не обращаясь к Первой поправке, как «в корне неверные нападки на качество образования Бетельского колледжа».

Житель Оклахома-Сити, который услышал передачу по радио, отправился в местную библиотеку и проверил копию фильма «Жестяной барабан», а затем отдал ее в полицию для просмотра и заявил, что фильм является нарушением закона Оклахомы о непристойности. После этого полицейские отправились к окружному судье Ричарду Фримэну, который 25 июня 1997 г. постановил, что фильм является нарушением закона Оклахомы о непристойности, запрещающего изображать детей в возрасте до 18 лет занимающимися сексом. Он сослался на три сцены, в которых мальчик Оскар показан как несовершеннолетний, «участвующий, изображаемый или представляемый» в половом акте с героиней женского пола, 16-летней Марией. Через несколько часов полиция конфисковала все копии фильма в шести магазинах видеопродукции и воспользовалась записями покупателей, чтобы вычислить оставшиеся копии. Поздним вечером полицейские отправились по домам, требуя от жителей вернуть видеокассеты с фильмом.

Так совпало, что Майкл Кэмфилд, директор отдела развития Американского союза гражданских свобод (АСГС) в Оклахоме, услышал об угрозе цензуры для видеокассет и взял фильм в видеопрокате. В пресс-релизе АСГС от 3 июля 1997 г. он заметил: «Я пытался объяснить офицерам, что они покушаются на конституционные права и этот серьезный фильм защищается Первой поправкой, но они все равно конфисковали его». Городские власти пытались запугать выступавших в защиту фильма и угрожали обвинениями в уголовном преступлении «всем владельцам видеокассеты с этим фильмом», даже несмотря на то, что подобные угрозы являлись «неконституционным предварительным запретом, который суды признали одним из вопиющих нарушений свободы слова» (АСГС, 3 июля 1997).

Как заметила Марджори Хайнс, специалист по применению Первой поправки при АСГС, «за последние годы немногие примеры цензуры оказались такими поразительными, как беззаконие, совершенное в Оклахома-Сити полицией и судьей Фримэном» (АСГС, 3 июля 1997 г.). Двадцатого октября 1998 г. федеральный суд постановил, что «Жестяной барабан» не является детской порнографией и, таким образом, не может служить предметом уголовного преступления, предусмотренного законом о порнографии Оклахомы. Окружной судья США Ральф Томпсон за год до этого постановил, что «было совершено нарушение Акта о защите частного просмотра видеофильмов, когда подзащитные и офицеры полиции Хай, Ким и Френч завладели информацией о покупателях, не получив предварительно ордер на обыск, повестку или постановление суда». Далее он сказал, что «Конституция требует состязательного процесса, прежде чем полиция может изымать произведения творчества, такие как фильмы и романы, в качестве незаконных».

Ассоциация производителей видео- и программного обеспечения, Национальная ассоциация торговцев записями и Юго-западный видеопрокат направили гражданский иск в Окружной суд Западного округа Оклахомы против Оклахома-Сити «не для того, чтобы получить денежное вознаграждение... [а] чтобы убедиться, что полиция не предпринимает таких же неконституционных мер по отношению к частной жизни покупателей и выпускаемым произведениям искусства». Майкл Кэмфилд, директор отдела развития АСГС в Оклахоме, тоже стал одним из истцов против Оклахома-Сити, после того как в июне 1997 г. трое офицеров полиции конфисковали взятую в прокате видеокассету с фильмом «Жестяной барабан». В конце концов городской совет Оклахома-Сити и окружной прокурор Боб Мэйси согласились выплатить 575 ООО долларов по одному иску. Адвокаты по федеральному делу требовали более 360 ООО долларов от города и кабинета окружного прокурора, что заставило многих горожан Оклахома-Сити задуматься о том, зачем допускались подобные нарушения.