ИСТОРИЯ ЦЕНЗУРЫ

Режиссер Сесил Де Милль стал одним из тех кинематографистов, которые больше других преуспели в умении избегать цензуры. Во время съемок фильма «Крестное знамение» он изобрел такой подход: «Зрители, которые ходят в церковь, могут получить удовольствие, оттого что в финале грешников ждет кара Господня». Смесь «греха и эмоций» привела к тому, что цензоры не стали возражать против сцены, в которой Клодетт Кольбер (Поппея) купалась в ванне, как будто заполненной молоком ослицы: «ее груди покачиваются на пенящейся поверхности, словно два шарика ванильного мороженого»; или сцены, «в которой молодую женщину приковывают к столбу на арене, чтобы ее изнасиловала горилла». Городские цензоры и цензоры штатов были настроены менее лояльно, но католические объединения этот фильм и еще девять других, в том числе «Я НЕ АНГЕЛ», «РЫЖЕВОЛОСАЯ ЖЕНЩИНА», «ЛИЦО СО ШРАМОМ» и «ОНА БЫЛА НЕПРАВА», подтолкнули к созданию Общества добродетельных католиков (ОДК), а кинопромышленность — более строгой Администрации контроля за соблюдением правил производства кинопродукции (АКСППК).

Джейсон Джой, глава Комитета по связям с киностудиями (КСК), одобрил сценарий, высказав лишь несколько замечаний, хотя и предупредил, что у местных комиссий по цензуре может сложиться другое мнение. Обозреватель журнала Variety радостно сообщал, что этот фильм — «самая аппетитная приманка для цензоров», и предсказал, что «церковники сойдут с ума, пока будут думать, как им отреагировать». Предсказание сбылось, и вскоре руководство студии Paramount забросали письмами различные католические организации, такие как «Рыцари св. Иоанна» из города Лорейна, штат Огайо; «Дочери Изабеллы» из Оуенсборо, штат Кентукки, и др. Некоторые обозреватели назвали этот фильм «гнусной ложью» и «откровенной клеветой», в то время как протестантские и католические клирики заявляли, что он «дешевый», «отвратительный», «провокационный» и «нечистый». Отец Дэниел Лорд, движущая сила создания ОДК и АКСППК, написал в журнале Commonweal, что эта картина «недопустима». У комиссий штатов по цензуре было меньше возражений, и ни одна из них не потребовала вырезать «Танец обнаженной луны». Это привело к спекуляциям: в консервативных изданиях писали о том, что сцена осталась, поскольку «никто не знал, что она означает», но «католики Среднего Запада узнают нечистую любовь, когда видят ее. Голливуд осквернил их миф о христианах и львах, и они этого не забудут».

Когда Джозеф Брин в 1933 г возглавил КСК, он присоединился к лидерам Католического движения и произнес обвинительную речь на ежегодной встрече епископов в ноябре 1933 г., в которой заклеймил «Крестное знамение» как «низкий и тошнотворный» фильм и предложил епископам объединиться против Голливуда: «Рассадник чумы, которая распространяется по всей стране со своими непристойными и сладострастными фильмами, нужно очистить и продезинфицировать». В результате были созданы Общество добродетельных католиков и новая комиссия по цензуре — Администрация контроля за соблюдением правил производства кинопродукции, которую возглавил Брин. Первым делом все фильмы распределили по трем категориям и изъяли из проката те из них, которые признали наиболее оскорбительными. «Крестное знамение» оказался среди них. Однако в 1944 г. компания Paramount попросила разрешения повторно выпустить фильм, на что АКСППК согласилась, так как студия обещала добавить пролог, чтобы уменьшить эротизм. Оригинал подвергся жестоким изменениям, однако недавно его восстановили в Архиве кино- и телефильмов.