ИСТОРИЯ ЦЕНЗУРЫ

Реформаторы и цензоры часто запрещали фильмы, сочетавшие в себе развлекательный и социальный аспекты, такие как «Лицо со шрамом», потому что, даже если главные герои в конце фильма умирали жестокой смертью, все равно «каждая такая картина нарушала правила, заставляя „сочувствовать" уголовнику, и / или учила впечатлительную молодежь, как можно успешно совершить преступление». Кажется, самым опасным из ранних фильмов о гангстерах стал «Лицо со шрамом», на фоне которого, как было сказано в одной из рецензий, «все остальные смотрелись практически невинно». Джейсон Джой, глава Комитета по связям с киностудиями (КСК), не поддержал идею съемок этого фильма, когда Ховард Хьюз заявил о ней в первый раз, и потребовал, чтобы Хьюз даже и не думал об этом: «Этот фильм нельзя снимать ни при каких обстоятельствах. И американский народ, и все добросовестные комиссии по цензуре штатов считают гангстеров и хулиганов отвратительными. Гангстерство не должно упоминаться в кинематографе. Если вы все-таки наберетесь храбрости снять „Лицо со шрамом", эта организация сделает все, чтобы он никогда не вышел в свет». Хьюз передал это письмо своему сопродюсеру Ховарду Хоуксу с запиской следующего содержания: «К черту бюро Хейза! Начинайте съемки, и сделайте этот фильм как можно правдивее, интереснее и страшнее».

В первой версии фильма все было так, как хотел Хьюз, однако в конце концов было внесено множество изменений, чтобы задобрить КСК. Несмотря на мнение критиков о том, что фильм чрезвычайно жесток, историки кино утверждают, что версия, выпущенная в прокат, оказалась до такой степени сильно выхолощенным вариантом первоначального сценария, что картина стала «тенью того, чем могла бы быть». Биограф и сценарист Бен Хечт заявил, что продюсеры велели сделать сценарий жестоким, и он пообещал им минимум 25 убийств; критики утверждают, что количество убитых превысило 40 человек. Первоначальная версия фильма огорчила Ассоциацию продюсеров и дистрибьюторов художественных фильмов (АПДХФ) по нескольким причинам. В ней показано, как политики и уважаемые граждане общаются в приватной обстановке с гангстерами, а потом публично осуждают их. Мать Тони прекрасно знает, что ее сын преступник, и тем не менее продолжает относиться к нему с любовью.

Перед тем как подумать о получении одобрения для фильма в АПДХФ, в бюро Хейза хотели, чтобы он стал уроком нравственности, а не отражением того, что могло бы быть. Уилл Хейз начал с того, что потребовал сделать подзаголовок «Позор нации», чтобы показать, что кинематограф осуждает, а не прославляет поступки, демонстрируемые в фильме. Затем потребо-велось внести изменения с целью «очистить» отношения между гангстерами и политиками так, чтобы не говорить о коррумпированности правительства, — и это несмотря на то, что население в то время отлично знало о возрастающей коррупции в большинстве крупных городов США. Последнее, что потребовали в бюро Хейза, — внести изменения в отношение миссис Камонте к сыну таким образом, чтобы она открыто объявила ему о своем неодобрении и неоднократно повторила: «Ты живешь неправильно». Когда в 1931 г. съемки фильма завершились, голливудские цензоры отказывались одобрить его, до тех пор пока продюсеры не согласились добавить сцены, в которых бы ясно демонстрировалось, что «в существовании банд нужно винить население, а не правоохранительные органы». Хейз также потребовал, чтобы были включены сцены, демонстрирующие эффективность правосудия в борьбе с преступностью. АПДХФ, кроме того, потребовала снять еще один финал, в котором Камонте ловят, судят и приговаривают к повешению. Хотя в Американской ассоциации художественных фильмов (ААХФ) и поставили печать «одобрено» на вторую версию фильма, они потребовали, чтобы Хьюз сохранил третью версию фильма с таким финалом.

Несмотря на все изменения и добавленный подзаголовок, первая попытка выпустить вторую версию фильма спровоцировала отказы комиссий таких штатов, как Нью-Йорк, Виргиния, Канзас и Мэриленд, а также таких городов, как Чикаго, Портленд, Бостон, Сиэтл и Детройт. Эти отказы так разозлили Ховарда Хьюза, что он сделал официальное заявление против цензуры, после чего газета New York Herald-Tribune назвала его «единственным продюсером, у которого хватило смелости выйти и сразиться с цензурой в открытую»:

Настоящей угрозой свободе честного творчества в Америке становятся мнимые хранители общественного благонравия, в понимании наших комиссий по цензуре, помогая и содействуя тщетным усилиям тех, кто из эгоистических и порочных побуждений пытается запретить художественный фильм просто потому, что в нем содержится правда о положении дел в Соединенных Штатах, попавшая на все первые полосы газет и журналов со времени введения сухого закона. «Лицо со шрамом» — честное и серьезное доказательство существования преступного правительства в Америке, и, по существу, этот фильм станет потрясающим двигателем для нашего государственного и федерального правительства, чтобы оно приняло более действенные меры по избавлению страны от бандитизма.

ААХФ, чтобы защитить финансовые инвестиции в фильм, предприняла неожиданный ход и помогла фильму пройти городские комиссии по цензуре и комиссии штатов: в каждую комиссию для беседы был направлен глава КСК Джейсон Джой. Джой показывал членам комиссий третью версию картины с другим финалом, объяснял, что у создателей фильма не было намерения прославлять преступность, и убеждал их, что на самом деле «Лицо со шрамом» — картина нравственная и направлена против преступности. Успех, которого он сумел достичь, изменив мнение комиссий по цензуре, разозлил журналистов таких консервативных изданий, как Christian Century Magazine, 13 июля 1932 г. написавший, что подобный успех демонстрирует «непреклонное стремление кинопромышленности бороться с организациями, созданными для защиты детей от порочных кинофильмов». А в не менее консервативном издании Harrison's Reports, в выпуске от 18 июня 1932 г., сказано, что «Лицо со шрамом» является доказательством «беспомощности цензуры излечить пороки кинопромышленности».

Однако победу кинематографистов, о которой писали эти издания, нельзя назвать полной, так как различные версии фильма шли в различных штатах.

Тридцать первого марта 1932 г. Хьюз устроил в Новом Орлеане премьеру второй версии фильма. Комиссия по цензуре не слишком свирепствовала, и картину приняли хорошо. Тогда Хьюз собрал все копии третьей версии и попытался выпустить только второй вариант. Комиссия по цензуре штата Огайо выдала разрешение на его демонстрацию, однако комиссии штата Пенсильвания, а также Нью-Йорка и Чикаго отказали в разрешении. В конце концов Хьюз сдался и выпустил третью версию фильма «Лицо со шрамом» в мае 1932 г. в Нью-Йорке, в то время как на другом берегу реки Гудзон, в Нью-Джерси, второй вариант картины шел без нареканий. Этот фильм, наряду с такими фильмами, как «КУКОЛЬНОЕ ЛИЧИКО», «РЫЖЕВОЛОСАЯ ЖЕНЩИНА», «КРЕСТНОЕ ЗНАМЕНИЕ» и «ОНА БЫЛА НЕПРАВА», заставил организации консервативного толка громко воззвать об ужесточении цензуры, в результате чего возникло Общество добродетельных католиков и Администрация контроля за соблюдением правил производства кинопродукции.