ИСТОРИЯ ЦЕНЗУРЫ

Первый показ фильма стал сенсацией благодаря дистрибьюторам, которые демонстрировали его отдельно женской и мужской аудитории и которые наняли людей, в костюмах медсестер раздававших буклеты по гигиене секса. Это привело к тому, что картина «Мама и папа» стала самой скандальной и успешной лентой о сексуальном просвещении из когда-либо снятых: на съемки было затрачено 65 ООО долларов, а менее чем за 11 лет проката получено 22 миллиона. Причина этого заключалась не в выборе темы или ценности произведения, а в агрессивном ярмарочно-зазывальном маркетинге, напоминающем организацию публичных зрелищ, а также в ловком промоушене продюсера Ховар-да У. «Кроджера» Бабба. Бабб смог обратить на пользу то, что характер фильма сбил с толку цензоров. Некоторые считали, что это образовательный фильм и что его нужно демонстрировать только на некоммерческих сеансах, в то время как другие сочли его коммерческим фильмом, который должен был подвергнуться цензуре, как и любой другой развлекательный фильм. В 1963 г. в апрельском интервью, которое Айра Кармен брала у миссис Минтер С. Хукер, председателя Комиссии по киноцензуре Мемфиса, Хукер рассказала, что «Мама и папа» оказался среди многих других фильмов, «которым мы не могли позволить выдать разрешение». На этом этапе дистрибьютор не предпринимал никаких судебных действий, однако в других городах разгорелись споры: в Ньюарке, штат Нью-Джерси, Чикаго, штат Иллинойс, и в штате Нью-Йорк В 1948 г. дистрибьютор решил повысить прибыль, продемонстрировав фильм в коммерческом кинотеатре в Ньюарке, штат Нью-Джерси, однако сеанс был прекращен, когда директор отдела по охране общественного порядка города возразил, что фильм подходит для демонстрации только на некоммерческих показах в качестве образовательного. Он предупредил управляющего кинотеатром, что аннулирует лицензию заведения, если фильм будут демонстрировать. Компания-дистрибьютор, Hygienic Productions, Inc., направила дело в Верховный суд штата Нью-Джерси, который пересмотрел решение городского директора. Суд определил, что директор превысил свои полномочия, угрожая аннулировать лицензию кинотеатра, который в коммерческом формате демонстрировал фильм, не признанный нежелательным для некоммерческого формата.

Было решено удалить из фильма нежелательные сцены и отредактировать его к планируемому выпуску 1957 г., поэтому новый дистрибьютор, компания Capitol Enterprises, подала его на рассмотрение в конце 1956 г. в Комиссию по цензуре штата Нью-Йорк. Комиссия отказалась выдать дистрибьютору разрешение на демонстрацию фильма, в новую версию которого вошло то, что комиссия назвала «биологической демонстрацией», — сцена рождения ребенка в стенах больницы. Дистрибьютор подал апелляцию в апелляционное отделение Верховного суда штата Нью-Йорк, где посмотрели фильм и постановили, что Комиссия по цензуре нарушила требования «предварительного запрета». Суд провозгласил, что комиссия не доказала «непристойность» фильма, которая является единственным основанием для запрета любого фильма с тех пор, как Верховный суд США упразднил другие основания в своих решения о фильмах «ЧУДО», «СЫН АМЕРИКИ» и «КАРУСЕЛЬ». В своем письменном решении суд предупредил, что для применения терминов «недостойный» и «непристойный» в качестве «конституционных стандартов для предварительного запрета этим словам должны быть даны четкие и узкие определения», которые, по решению суда, «никак нельзя применить» к фильму «Мама и папа». В заключении суда говорилось, что отношение к этому фильму как к «недостойному» — недостаточное основание для отказа в выдаче разрешения на демонстрацию.

В 1958 г. шеф полиции Чикаго отказался выдать разрешение на демонстрацию картины дистрибьютору и никак это не обосновал. Компания Capitol Enterprises подала иск против города в федеральный окружной суд, судья которого согласился с решением шефа полиции и нашел фильм «непристойным и аморальным при показе для развлечения». На слушании в Апелляционном суде США дистрибьютору выдали разрешение на демонстрацию фильма, после того как суд пересмотрел решение федерального окружного суда и в своем постановлении по делу «Компания Capitol Enterprises против городских властей Чикаго (1958)» заключил, что не смог найти достаточных оснований для запрета фильма. Кроме того, по решению суда, «отсутствие каких-либо причин, по которым цензоры могли бы применить свою классификацию, есть плохой признак, что арбитражная цензура не соблюдает Первую и Четырнадцатую поправки... Цензура выльется в ограничение свободы творчества».