ИСТОРИЯ ЦЕНЗУРЫ

Этот фильм сошел бы с экранов кинотеатров и исчез, если бы владелец одного из кинотеатров Балтимора по имени Роланд А. Фридман не решил сознательно оспорить систему киноцензуры в штате Мэриленд. Решение Верховного суда по заведенному в результате делу «Фридман против штата Мэриленд (1965)» позже использовалось во время нападок на четыре комиссии по цензуре штатов Пенсильвания, Орегон, Джорджия и Мэриленд, а также на городские власти, продолжавшие подвергать цензуре фильмы, и на инспекцию по импортируемым фильмам Таможенной службы США. При поддержке Ассоциации импортеров и дистрибьюторов художественных фильмов (АИДХФ) группа импортеров и дистрибьюторов зарубежного кино, которую представлял адвокат Феликс Билгри, обратилась за консультацией к организации и адвокатам, представлявшим фильм «ДОН ЖУАН» в деле «Корпорация Times Film против Чикаго (1961)». Билгри и АИДХФ подсказали Фридману выбрать фильм «Месть на рассвете», чтобы проверить, будет ли предъявлено обвинение в уголовном преступлении тому, кто отказывался подавать на рассмотрение цензоров картину, не являющуюся непристойной, до ее публичных демонстраций, как того требовала Комиссия по цензуре штата Мэриленд. Закон о цензуре штата Мэриленд требовал, чтобы каждый фильм, демонстрируемый в этом штате, был «одобрен и получил лицензию» в местной комиссии по цензуре. Чтобы выяснить, является ли конституционным этот закон, Фридман просто не представил фильм на комиссию и демонстрировал его в своем кинотеатре в Балтиморе без лицензии. Как он и ожидал, полиция арестовала его и обвинила в нарушении закона штата, а уголовный суд штата признал его виновным по этому обвинению.

До своего ареста Фридман привлек внимание новостных СМИ и вывесил на своем кинотеатре лозунг: «Борьба за свободу на экране». Адвокаты Фридмана обратились в Апелляционный суд штата Мэриленд, который подтвердил решение нижестоящего суда и в своем письменном решении по делу «Штат против Фридмана (1964)» заключил, что, хотя ни суд, ни штат не считают, что эта картина может нарушить закон штата, Фридман был обязан представить фильм на комиссию, так как установленное законом требование являлось «справедливым и законным». Тогда дело заслушал Верховный суд США, который принял единогласное решение в пользу Фридмана. Суд постановил, что система цензуры в Мэриленде на самом деле являлась недействительной, так как закон налагал «предварительный запрет» на фильм и не включал меры предосторожности против соучастия и каких-либо процессуальных гарантий. В решении суда сказано:

Во-первых, доказывать, что фильм не подлежит защите, должен цензор... Во-вторых, закон может требовать досрочной подачи всех картин, чтобы эффективно осуществлять запрет всех незащищенных лент. Это требование не может применяться в такой манере, которая создаст впечатление, что решение цензора о том, является ли фильм проявлением творчества, подлежащего защите, — окончательно... Благодаря закону или прочной судебной системе тот, кто демонстрирует фильм, должен быть уверен, что цензор либо выдаст лицензию, либо отправится в суд добиваться запрета на демонстрацию фильма. Любой запрет, который накладывается до того, как было вынесено окончательное судебное решение по делу, незаконен, и это решение должно быть также ограничено до сохранения status quo на наиболее короткий установленный срок вместе с устной судебной резолюцией... Процедура должна также обеспечивать немедленное и окончательное судебное решение, чтобы свести до минимума устрашающий эффект потраченного времени и, возможно, ложного отказа в лицензии.

Хотя это постановление и не решило вопрос о том, является ли любая предварительная цензура конституционной, оно привело «к полному реформированию процедур лицензирования художественных фильмов или разрушению цензурного законодательства, где подобное реформирование оказалось невозможным».