ИСТОРИЯ ЦЕНЗУРЫ

В Американской ассоциации художественных фильмов (ААХФ) фильму присудили класс «X» (только для взрослых), и он шел в основном в независимых кинотеатрах и домах кино. Двадцать седьмого августа 1975 г. представители кабинета окружного прокурора Окленда явились с официальными предупреждениями и приказали судебным приставам арестовать менеджера кинотеатра и конфисковать копию демонстрируемого фильма. На следующий день отпущенный под залог менеджер показал на сеансе другую копию фильма, и приставы по приказу кабинета окружного прокурора Окленда арестовали менеджера снова и конфисковали вторую копию. На предварительном слушании, где присутствовали обе стороны, картина была признана непристойной, однако судья отклонил второе обвинение и приказал работникам прокуратуры вернуть вторую копию фильма. Прокурор отказался и предупредил менеджера, что будет каждый день изымать копии, если менеджер станет их демонстрировать. Заявив о притеснении со стороны прокурора, менеджер стал добиваться временного запрета на дальнейшее вмешательство со стороны прокуратуры. Прокурор также обратился в суд с просьбой объявить фильм «нарушением общественного порядка» и издать временный запрет на дальнейшую демонстрацию фильма, а также ордер, предписывающий немедленно изъять всю аппаратуру, мебель и оснащение кинотеатра. Окружной судья согласился с прокурором и выдал временный ордер, запрещающий менеджеру демонстрировать этот фильм в штате. Менеджер подал срочную апелляцию в Апелляционный суд, который аннулировал предыдущий приказ, определив, что это был «неконституционный предварительный запрет на деятельность, защищенную Первой поправкой. Демонстрация означенной картины не может быть прекращена без проведения предварительного слушания... для определения, является ли фильм „непристойным"». Менеджер вернулся к показу картины, однако окружной прокурор добился юридического предупреждения и снова конфисковал копию фильма, а также арестовал и заключил менеджера в тюрьму на всю ночь. Освободившись, менеджер продемонстрировал четвертую копию фильма, а прокурор добился очередного предупреждения. Приставы арестовали менеджера, конфисковали еще одну копию фильма и кинопроектор.

Прокурор объяснил многократные аресты и конфискации тем, что каждый показ фильма является отдельным преступлением. Менеджер кинотеатра обратился в федеральный окружной суд, который не согласился с прокурором и потребовал, чтобы менеджера больше не помещали под арест за демонстрацию одного и того же фильма и чтобы кинопроектор был возвращен в кинотеатр. В своем решении суд опирался на факт, что в качестве доказательства требуется только одна копия, и свидетельства приставов о многократных сеансах было достаточно. Далее суд отметил, что последующие рекомендуемые процедуры «будут не только меньшим нарушением свобод, гарантированных Первой поправкой, но и, возможно, менее дорогими, чем многократные рейды в кинотеатр».