ИСТОРИЯ ЦЕНЗУРЫ

Фильм «Одетый для убийства» стал наиболее скандальным за всю карьеру Брайана Де Пальмы и подвергся цензуре больше, чем любое другое его произведение Композиция фильма и шокирующее количество крови типичны для фильмов Де Пальмы. Критика обрушилась на режиссера за то, что он скопировал характерную для боевиков черту использовать, а затем жестоко убивать женщин на экране.

Картина подверглась цензуре задолго до выпуска. Когда режиссер представил фильм в рейтинговую ко-миссиию Американской ассоциации художественных фильмов (ААХФ) для просмотра и оценки, комиссия сообщила, что ему присужден класс «X», однако не уточнила, какие сцены нужно удалить, чтобы получить менее жесткий рейтинг. Обычно ААХФ присуждала класс «X» жесткому порно и фильмам со сценами особой жестокости. Так как этот статус сильно ограничивал аудиторию, вероятность коммерческого провала фильма резко увеличивалась. Де Пальма сам отредактировал сцены убийства, сцены в душе и все эпизоды, где брызжет кровь. Он также сократил сцены, где демонстрируются лобковые волосы, и перезаписал диалог, чтобы удалить лишнее. Потом Де Пальма снова подал фильм в рейтинговую комиссиию ААХФ, которая присудила картине код «R»: дети до 17 лет допускаются в кинозал только в сопровождении взрослых. Режиссер опротестовал эти действия, заявив, что суета, поднявшаяся вокруг фильма «РАЗЫСКИВАЮЩИЙ» в том же году, вызвала придирки со стороны рейтинговой комиссии. В ответе, полученном от Джека Валенти, президента ААХФ, было сказано, что изначально комиссия присудила фильму класс «X» по культурно-политическим мотивам: «Политические пристрастия в нашей стране меняются с левых на правые, а это подразумевает более консервативное отношение к насилию и эротике. Однако многие творческие люди до сих пор продолжают жить в мире революций».

В качестве рекламы фильма компания Filmways Pictures использовала устрашающие постеры и плакаты, на которых Де Пальма был назван «властелином ужаса» и которые приглашали зрителей «испытать леденящий душу страх» или увидеть «последние тенденции моды... на убийство». В газете появилась реклама с изображением женщины, держащей опасную бритву, в которой отражалась кричащая Анна Дикинсон, и с надписью: «Секунда до ее крика станет самой жуткой в вашей жизни». Комбинация искусной рекламной кампании, неоднозначных оценок и изначально положительных рецензий обеспечила высокие прибыли уже в первые недели проката. Однако через несколько месяцев начались протесты. Такие журналисты, как Эндрю Сэррис, обвиняли Де Пальму в том, что он «просто делает деньги, удовлетворяя сиюминутный спрос на „грандж" для него пустить кровь — все равно что для детей просыпать попкорн». Ко1да корреспондент журнала Newsweek спросил, согласен ли он с тем, что его фильм — женоненавистнический, Де Пальма ответил, что кинематографисты должны уметь снимать кино обо всем. «Нам что, проходить цензуру только потому, что наши фильмы могут кого-то обидеть?»

Картина, премьера которой состоялась 25 июля 1980 г. в 660 кинотеатрах по всей стране, собрала более 15 миллионов долларов за 19 дней, но уже в августе начались протесты. Фильм критиковали за предвзятое отношение к трансвеститам- организации гомосексуалистов и трансвеститов высказывались, что концовка картины оскорбляет транссексуалов во всем мире. Они признали, что транссексуал с раздвоением личности может существовать на самом деле, однако заявили, что его состояние должно быть показано более точно. Феминистки кричали, что сцена с фантазией об изнасиловании — женоненавистническая. Представители других организаций заявляли, что сцена преследования проститутки уличными бандитами — расистская, а сцены, где действие несколько замедлено, — слишком мелодраматичны и вообще лишние.

Протесты феминисток достигли апогея в Бостоне, Лос-Анджелесе и Сан-Франциско. В Нью-Йорке члены группы «Женщины против порнографии» сагитировали членов других феминистских групп организовать пикет у кинотеатра на 57-th Street Playhouse, где шел фильм. Почти 150 женщин пели песни и несли плакаты с такими надписями, как: «Убийство женщин— не эротично!», «„Одетый для убийства" — расистское и сексистское вранье!», «Убийство женщин— не развлечение, а терроризм!». Они также призывали бойкотировать картину. В Сан-Франциско члены организации «Женщины против насилия и порнографии в кино» раздавали посетителям кинотеатров листовки, напоминая, что, «если этот фильм будет иметь успех, убийство женщин может стать лучшим наркотиком восьмидесятых!». Эффект от этих протестов и выступлений оказался прямо противоположным: во время демонстраций фильм «поднялся с третьего на первое место в еженедельном списке самых кассовых фильмов».