ИСТОРИЯ ЦЕНЗУРЫ

Споры по поводу «Белокурой Венеры» начались еще на стадии написания сценария, когда глава отдела производства компании Paramount Бен П. Шульберг не принял сценарий, написанный Йозефом фон Штернбергом, назвав его «слишком грубым» и потребовав более «мягкой версии». Первоначально в сценарии Штернберга Хелен бросала своего богатого любовника и красивую жизнь, возвращаясь в лоно семьи. Цензор, член Ассоциации продюсеров и дистрибьюторов художественных фильмов, ответственный за этот проект, Ламар Тротти, не принял сценарий, потому что «связь с миллионером может быть оправдана только непорядочностью мужа, в противном случае выходит, будто он — порядочный человек, которого обманула жена». Воссоединение супругов в конце фильма, как предлагалось в первоначальной версии, противоречило требованию «компенсации моральных ценностей», предъявляемому цензорами. Во второй версии сценария, написанной в основном главой отдела производства компании Paramount Беном П. Шульбергом, предлагалось оставить Хелен в одиночестве. Тем не менее в этой версии оставалась измена, проституция и другие спорные поступки Хелен. Цензор наконец одобрил третий вариант сценария, который соединил в себе оба предыдущих.

Фильм сняли по сценарию, принятому Комитетом по связям с киностудиями (КСК), потому что, как объяснил Джейсон Джой, глава КСК, «неверность и проституция сами по себе никогда не были привлекательны». На самом деле, Хелен Фарадей на протяжении всего фильма то поднимается, то опускается по социальной лестнице. Она начинает в качестве певички в берлинском кабаре; потом оказывается в Америке, где ведет практически нищенское существование рядом со смертельно больным мужем; заводит роман, в результате которого переезжает в шикарную квартиру на Манхэттене; оказывается на самом дне, зани-аясь проституцией на юге страны; потом снова становится звездой ночного клуба во Франции.

Противники этой картины были озабочены не только сюжетом. Они обратили внимание и на номер Хелен в ночном клубе. В роли «Белокурой Венеры» Хелен выступала в костюме гориллы и белокуром парике, извиваясь на фоне пританцовывающего хора, загримированного под темнокожих. Когда Хелен снимает костюм гориллы, открывая взору коротенькое платьице, она поет песню «Пламя вуду», которая говорит о темной стороне ее желаний:

Пламя вуду — чернее смолы, Пламя вуду — в моей крови. Африканские ритмы пленили меня, Пламя вуду — танец греха. Пламя вуду — ужасная западня, Пещерный человек ждет меня.

В 1934 г. под давлением Общества добродетельных католиков (ОДК) сотрудникам Хейза пришлось работать с представителем ОДК Мартином Куигли над созданием новых, более строгих, чем принятые в 1930 г., Правил производства кинопродукции. Новые Правила включили изобретенную главой Администрации контроля за соблюдением правил производства кинопродукции Джо Брином «компенсацию моральных ценностей»: в любом фильме должно быть продемонстрировано «достаточно добра, чтобы компенсировать любое изображаемое в нем зло». Когда 11 июля 1934 г. новые Правила вступили в силу, картине «Белокурая Венера» присудили «Класс I» и изъяли ее из проката. Брин заявил, что картина в первоначальном варианте больше не увидит свет.