ИСТОРИЯ ЦЕНЗУРЫ

Фильм привлек внимание цензоров, несмотря на оказанную ему поддержку. Власти таких штатов, как Огайо, Небраска, Нью-Йорк и Виргиния, заявили, что сцена появления на свет младенца нарушает закон об аморальных и непристойных картинах. В Цинциннати, штат Огайо, начальник полиции сообщил городскому голове: «Фильм положительно ужасен, и я ничего образовательного в нем не вижу». В результате местные власти под руководством мэра запретили картину к показу. В Омахе, штат Небраска, городская комиссия по социальному обеспечению двумя голосами «за», одним «против» и двумя «воздержался» одобрили широкую демонстрацию фильма, однако мэр, рассмотрев посыпавшиеся жалобы, пересмотрел это решение. Высказав мнение о том, что фильм не нужен, так как «превращает самое святое в источник прибыли», мэр принял решение, что фильм будет демонстрироваться только после тайного голосования комиссии. Когда выяснилось, что результаты остались прежними, мэр запретил демонстрацию фильма в городе.

Цензоры штата Виргиния отказали в показе ленты «Рождение ребенка», однако пересмотрели свое решение после того, как менеджер одного из кинотеатров подал апелляцию в Окружной суд Ричмонда, который постановил разрешить показ по всему штату. Власти города Линчберг обжаловали это решение, а мэр при поддержке совета заявил, что фильм не будет демонстрироваться в городе. Сославшись на городское законодательство, которое запрещало показ «аморальных и непристойных картин», мэр заявил, что «Рождение ребенка» идет вразрез с законом, и постановил, что менеджеру запретят демонстрировать фильм. Тогда тот обратился в Городской суд Линчберга и потребовал запретить городским властям препятствовать демонстрации фильма в этом кинотеатре. Председатель суда Обри И. Строуд издал соответствующий приказ, а власти Линчберга обжаловали его в Верховном апелляционном суде штата Виргиния, который подтвердил решение нижестоящего суда. В решении Апелляционного суда штата говорилось, что власти Линчберга не могут запретить демонстрацию фильма в городе после того, как она была разрешена по всему штату. Председательствующий судья Герберт Б. Грегори написал: «Благодаря своему законодательству власти штата полностью захватили отрасль киноцензуры, таким образом, это перестает быть юрисдикцией муниципалитета». Далее он отметил, что разрешение городским властям подвергать цензуре кинокартины и определять права их владельцев на показ художественных фильмов продемонстрирует «неэффективность и неоперативность в исполнении выраженного намерения судебной власти» единым планом контроля штата.

В штате Нью-Йорк комиссия по цензуре отказала в выдаче лицензии на демонстрацию фильма, определив, что он «может подорвать моральные устои общества» из-за своей «аморальности» и «непристойности». Комиссия запретила показывать картину в «местах увеселения», однако разрешила демонстрировать ее в образовательных целях. Создатели фильма подали жалобу в Верховный суд штата, который подтвердил решение комиссии. Судья Гилберт В. Шенк написал:

Этот фильм может представлять научную ценность. Он не является нарочито непристойным в обычном смысле слова, однако становится таковым при демонстрации в местах увеселения. В медицинских целях этот фильм может демонстрироваться по особому разрешению на показ образовательных лент подобного характера с определенными ограничениями. Тем не менее картина, изображающая настоящее рождение ребенка, становится непристойной при демонстрации обычным посетителям общественных развлекательных центров.

Дело передали в Апелляционный суд штата Нью-Йорк, который подтвердил решение нижестоящего суда.

Фотографии с кадрами из фильма были напечатаны на развороте журнала Life от 11 апреля 1938 г. После потока жалоб от читателей издатель Ральф Аарсен был арестован и обвинен в продаже непристойного журнала. Он был освобожден судьей Натаном Д. Перл-мэном в суде по особым делам, который постановил, что фотографии были сделаны с кадров из «фильма, созданного под покровительством группы ответственных медиков. В нем не содержится неоправданных эротических сцен. Тема освещена вполне деликатно».