ИСТОРИЯ ЦЕНЗУРЫ

У этого фильма нестандартная цензурная история в том смысле, что его не запрещали ни комиссии по цензуре, ни суды. Вместо этого отдельные части сценария, а затем и фильма время от времени удаляли, чтобы изменить настроение фильма от дружественного сотрудничества с Советским Союзом во время войны до настроения антикоммунистического произведения под новым названием «Вооруженный налет», намекающим на вторжение советских войск в Венгрию в 1956 г. Изменения были внесены в сценарий картины уже в самом начале съемок: студия отредактировала или вычеркнула большую часть материала Хелман о жизни советских людей и упоминания о коллективизации. Заявив, что лучшую часть ее работы отправили в корзину, Хелман подняла сумму в своем контракте до 30 ООО долларов и, несмотря на то что ее имя осталось в титрах, опубликовала сценарий через издательство Viking Press. Она поступила так, чтобы сценарий стал достоянием общественности и его не путали с окончательной версией фильма. По мнению многих обозревателей, в картине тщательно избегается любое глубокое проникновение в какие-либо проблемы построения социалистического общества и противоречия альянса между капиталистической и коммунистической странами. Даже несмотря на все эти изменения, фильм вызвал негативную реакцию консерваторов. Конгрессмен штата Миссури Мэрион Т. Беннетт, выступая в Парламенте, заявила:

Голливуд в своей обычной эксцентричной манере, видимо, совсем потерял голову и перешел все границы в попытке изобразить коммунизм таким хорошим.

Из-за временного союзничества с Россией мы не должны забывать, что пока, за исключением отношения к евреям, между коммунизмом и нацизмом нет никакой разницы.

Газетный магнат Уильям Рэндолф Хёрст был особенно враждебно настроен к «Северной звезде» и велел своим редакторам называть любое упоминание об этом фильме «большевистской пропагандой». После Второй мировой войны те, кто работал над подобными пророссийскими фильмами, оказались под пристальным наблюдением Комитета по антиамериканской деятельности. «Северную звезду» и другие картины о России использовали политики конца 1940-х и начала 1950-х гг. для нападок на Голливуд. Из-за того что и Хелман, и Майлстоун вели себя по отношению к комитету вызывающе, кинематографисты потихоньку занесли их в «серый» список. Таким образом, не оказавшись сразу в черном списке, что сделало бы их фильмы откровенно неприемлемыми, Хелман и Майлстоун пережили более изощренный остракизм.