ИСТОРИЯ ЦЕНЗУРЫ

Ничем не примечательный фильм «Синди и Донна» оставил след в истории цензуры благодаря решению Верховного суда США, которое предоставило кинопродукции защиту от бесцеремонных конфискаций. Двадцать девятого сентября 1970 г. шериф и окружной прокурор округа Пуласки, штат Кентукки, купили билеты в местный кинотеатр под открытым небом на фильм «Синди и Донна». Посмотрев картину до конца, они пришли к заключению, что она непристойна и что ее показ нарушает закон штата, запрещающий публичную демонстрацию непристойных фильмов. В то же время помохцник шерифа смотрел большую часть фильма, стоя на дороге за пределами территории кинотеатра. По окончании фильма шериф вошел в кабину киномеханика, арестовал менеджера кинотеатра по обвинению в демонстрации непристойного фильма и конфисковал копию в качестве улики. На момент ареста и конфискации у шерифа не было ордера; а судья не признал фильм непристойным. Арест был произведен лишь на основании субъективного восприятия фильма шерифом.

Менеджера кинотеатра доставили в суд округа Пуласки, где он заявил суду о своей невиновности в демонстрации непристойного фильма. Адвокат менеджера подал ходатайство о том, чтобы суд не принимал фильм в качестве доказательства и снял обвинения на основании того, что «неправильная, незаконная конфискация противоречит... законам страны». Четыре дня спустя суд отклонил ходатайство. Когда дело попало в суд шериф, давая показания, заявил, что счел фильм непристойным и нарушающим закон штата, так как тот содержал <- интимные любовные сцены» и демонстрировал наготу.

Помощник шерифа, заявивший, что видел 30 минут фильма, стоя около кинотеатра, согласился с оценкой картины шерифом, после чего ее показали присяжным. Несмотря на заявление менеджера кинотеатра о том, что детей и подростков в кинотеатр не пускали и что он не получил ни одной жалобы до тех пор, пока пленку не изъял шериф, присяжные признали его виновным и вынесли особый вердикт, в котором фильм признавался непристойным в соответствии с формулировкой закона.

Адвокаты менеджера кинотеатра подали апелляцию в Апелляционный суд штата Кентукки и просили, чтобы фильм не рассматривали в качестве доказательства, так как пленка была конфискована незаконно. Суд подтвердил предыдущее решение и обратил внимание советника менеджера кинотеатра на то, что картина была признана непристойной. Суд постановил: «В апелляции ничего не сказано об аморальном содержании фильма» — и подтвердил обвинение менеджера. Верховный суд США, слушавший дело 14 ноября 1972 г., вынес следующее решение: «Вопрос, поставленный в этом деле, состоит в том, может ли конфискация материала, признанного непристойным, проводиться без ордера и одновременно являться основанием для ареста за демонстрацию такого материала в коммерческом кинотеатре». Двадцать пятого июня 1973 г. суд пересмотрел решение Апелляционного суда штата Кентукки и постановил, что дело должно быть возвращено на доследование:

Конфискация кинофильма, демонстрировавшегося в широком прокате, является, по сути, таким же ограничением свободы творчества, как и изъятие всех книг из книжных магазинов. Подобные импульсивные действия полицейского офицера без соответствующего конституционного ордера — всего лишь предварительный запрет и в данных обстоятельствах являются неразумными в соответствии со стандартами Четвертой поправки. Конфискация неоправданна не потому, что было бы легко получить ордер, а скорее потому, что предварительный запрет на право свободы творчества, будь то книга или фильм, требует более сложной процедуры оценки целесообразности подобных мер.

Судьи Стюарт и Маршалл поддержали мнение судьи Бреннана о том, чтобы принять во внимание решение Апелляционного суда штата Кентукки, что Конституция не требует предварительного слушания дела о конфискации фильма в связи с непристойностью его содержания, если конфискация имеет отношение к аресту менеджера кинотеатра под открытым небом. Судья Бреннан, при поддержке судей Стюарта и Маршалла, выразил неодобрение закона о морали штата Кентукки: «Закон, на основании которого было выдвинуто обвинение, по моему мнению, выходит за рамки конституционности и, таким образом, является недействительным».