ИСТОРИЯ ЦЕНЗУРЫ

Фильм «Сладкая жизнь» был запрещен Римской католической церковью в странах, где католическая религия является доминирующей. Запреты по большей части были вызваны тем, что религия в картине подвергается критике, а вовсе не тем, что здесь присутствуют эротические сцены. В США фильм сыграл большую роль для изменения как системы рейтинга художественных фильмов, так и системы рейтингов Общества добродетельных католиков (ОДК). В начале 1960-х гг. в адрес Американской ассоциации художественных фильмов (ААХФ) было направлено множество обвинений в том, что Мюррей Шумах назвал «дешевыми фильмами, не демонстрирующими ничего, кроме голых тел». Обычно продюсеры не являлись членами ААХФ, поэтому картины не подавались на комиссию голливудским цензорам и показывались без их одобрения. Такие фильмы, как «Аморальный мистер Тис» Расса Мейера, назывались писНев1. В основном они шли в ограниченном числе кинотеатров, что не мешало им приносить неплохую прибыль. В конце концов «артхаусные кинотеатры, специализировавшиеся на зарубежном кино, переключились на писИев». Увеличение количества таких фильмов и кинотеатров, демонстрирующих их, привело к большой волне цензуры, направленной против эротики в кино.

Продюсеры, прочно обосновавшиеся в Голливуде, чувствовали, что четкое соблюдение правил ААХФ не позволяет им орудовать на прибыльном рынке производства писИев. В то же самое время на американский рынок стали поступать иностранные фильмы, такие как Сладкая жизнь», в основном имеющие статус «качественного кино». В них демонстрировалось гораздо больше обнаженных тел, чем позволяли стандарты ААХФ. Вместо того чтобы признать такие фильмы произведением искусства, голливудские продюсеры усматривали в них только «предлоги для демонстрации большего количества женской плоти и секса, чем смогла бы пропустить голливудская цензура». Картина «Сладкая жизнь» вызвала не менее противоречивую реакцию. Двадцать четвертого апреля 1961 г. обозреватель раздела кино журнала Box Office написал:

Независимо от того, назовут ли зрители фильм «Сладкая жизнь» шокирующим, грязным, эротическим или мора-лизаторским, невозможно отрицать, что зта картина превосходна по техническим и художественным параметрам. Особенно поразительно внимание, которое уделено каждой, даже мельчайшей детали для достижения реализма. И, в равной степени, невозможно не признать противоречивости этой картины, и, конечно, она вызовет самые противоречивые оценки, когда ее увидят представители всех слоев населения. Редко — если это вообще когда-либо имело место — в фильмах удавалось отразить деградацию, отсутствие морали и искушенность с такой глубиной, как это сделал Феллини, показав аристократа, проститутку, гомосексуалиста, интеллигента и нимфоманку в серии сатирических сцен современной жизни Картина снималась в Риме, однако эти события в равной степени могут произойти в любом большом городе.

Столь же противоречиво встретили фильм и в США, где ОДК так и не приняло решение о том, как к нему следует относиться, хотя и согласилось, что он предназначается исключительно для взрослых. В Италии, где мнения о фильме тоже разделились, церковь одновременно и ругала и хвалила его. Одни священники запрещали своим прихожанам смотреть карти-ну, другие же, наоборот, подчеркивали ее христианское содержание, продемонстрировавшее убогость большинства верований народа, не основанных на истинной вере. Обзоры фильма в США также подчеркивали эту двойственность, но большинство, как, например, в Box Office, признавали, что «фильм будет пользоваться популярностью благодаря своим развлекательным качествам — разумеется, среди взрослых, причем с очень широкими взглядами».

Возрастающая толерантность к фильмам для взрослых, снятых с большим вкусом, и рост новой волны интереса американских зрителей к зарубежному кино, затрагивающему проблемы секса и морали, заставили ОДК пересмотреть свою позицию. Шумах подчеркивает: «Католики и протестанты в один голос заявляли о том, что Общество отстало от времени. Общество все больше и больше сознавало, что за пределами церкви оно начинает становиться предметом насмешек». Чтобы не попасть в смешное положение, в Обществе пересмотрели свои правила — в 1957 и 1963 гг. — и создали специальную классификацию для таких фильмов, как «Сладкая жизнь». Таким образом, вместо старой классификации — класс «А» (пригоден для всеобщего просмотра с моральной точки зрения), класс «В» (частично пригоден) и «С» (запрещен) — ОДК добавило еще три ступени для класса «А» (теперь «А-1»): «А-2» (пригоден для взрослых и подростков). «А-3» (пригоден для взрослых) и «А-4» (с оговорками пригоден для взрослых). Присудив класс «А-4» фильму «Сладкая жизнь», ОДК смогло заявить о своих взглядах, не запрещая его с самого начала и не рискуя показаться смешным. В пояснении к новым правилам сказано: «Определяя класс фильма, мы не принимаем в расчет ни его художественной, ни технической, ни драматической ценности. Оценивается только содержание с точки зрения морали».

Но не только ОДК подверглось изменениям. В 1963 г. в одном из интервью Элвуд Л. Гебхарт, старший ассистент Комиссии по цензуре художественных фильмов штата Мэриленд, выразил обеспокоенность такими зарубежными фильмами, как «Сладкая жизнь», и заявил, что комиссия должна быть построже. Он признал, что «у зарубежных фильмов свои особенности. Там не снимают эротическое кино, где все просто стоят и позируют. Использование обнаженной натуры проистекает из сцен занятий любовью». По этой причине комиссия штата Мэриленд не смогла найти подходящей статьи в законодательстве штата, чтобы запретить картину «Сладкая жизнь», несмотря на серьезные намерения сделать это. Пропустив фильм для показа, комиссия стала получать жалобы от городских властей, и «„Сладкая жизнь" подвигла некоторых на написание писем», однако формальных запретов не последовало. Комиссия по цензуре Чикаго также выразила двойственное отношение к фильму, а сержант Роберт И. Мерфи, надзирающий за комиссией из 6 человек, в интервью 1963 г. признал, что картина «Сладкая жизнь» проскользнула и через их запреты: «Наша работа заключается в том, чтобы осуществлять разумное руководство. Разумеется, и мы совершаем ошибки. Возьмите „Сладкую жизнь", Надо было вырезать некоторые сцены или ограничить показ, предназначив фильм только для взрослых». Так или иначе, комиссия не смогла выявить и удалить части фильма, которые были откровенно спорными в соответствии с законодательством по цензуре города Чикаго.