ИСТОРИЯ ЦЕНЗУРЫ

В Чикаго фильм запретили в 1929 г., после того, как полицейский суперинтендант отказал дистрибьюторам фильма в разрешении на демонстрацию. Основанием послужил закон местной цензурной комиссии, что позволило суперинтенданту заявить, что в фильме «Алиби» действия полиции показаны как «грубые и отталкивающие, провоцирующие возникновение в обществе отрицательного образа полицейского». О сценах ограбления и убийства сначала полицейского, а потом агента было сказано, что они «аморальны, криминальны и безнравственны». Это касалось также сцен жестокого допроса и самой идеи, что преступники могут использовать дочь полицейского для обеспечения собственного алиби. Дистрибьюторы обжаловали это решение в Выездном суде округа Кук. Судья Хэрри М. Фишер отменил отказ начальника полиции до тех пор, пока не посмотрит фильм сам и не составит о нем собственного мнения. Чтобы выиграть дело, городские власти предоставили сценарий фильма, однако судья Фишер заявил, что это лишь «часть фильма, к тому же далеко не лучшая, поэтому не представляет ценности для суда». Посмотрев фильм, судья Фишер издал бессрочный судебный запрет в дальнейшем препятствовать демонстрации фильма.

Комиссия по цензуре Чикаго подала апелляцию в Верховный суд штата Иллинойс, который пересмотрел решение окружного суда, определив, что дистрибьюторы не представили «весомых доказательств» «беспочвенных и безосновательных» действий городских властей, отказавших в демонстрации фильма. Вынося решение, суд провозгласил, что картина содержит жестокие и грубые сцены, а также «угрозы насильственных действий со стороны преступников и полицейских». С особым презрением суд отозвался о сцене, изображающей «попытку полиции скрыть улики, применяя „допрос с пристрастием", что суд особенно осуждает». В заключение было сказано, что чикагская комиссия но цензуре «была совершенно права, приняв решение отказать в разрешении на демонстрацию [фильма]». В противном случае это «привело бы к преуменьшению ценности человеческой жизни в глазах молодежи».

В 1930 г., оценивая решение Верховного суда штата Иллинойс, Эдвард де Грациа заметил, что в соответствии с современным конституционным правом «суд, несомненно, совершил ошибку, переложив труд доказывать свою правоту на дистрибьюторов, а не обязав цензоров объяснять причину отказа». Де Грациа также не согласился с решением суда о том, что «изображение чего-либо аморального и „неуважительного к закону и его представителям" — достаточное основание для цензуры. Сейчас не возникает сомнений в том, что подобные основания не что иное, как предлог для вмешательства в процесс демонстрации кинофильмов, противоречащий конституции».