Манкиевич, Джозеф

Режиссер, сценарист, продюсер. Родился 11 февраля 1909 г. в г. Уилкес-Барр (штат Пенсильвания) в семье еврейских эмигрантов из Германии, умер 5 февраля 1993 г. Учился в Колумбийском университете.

Начинал свою карьеру в Берлине корреспондентом американской газеты "Чикаго Трибюн", куда рекомендовал его работавший там раньше старший брат Герман, впоследствии ставший сценаристом и одним из авторов "Гражданина Кейна". Там Джозеф впервые столкнулся с кино, переводя на английский титры немых картин студии "УФА", предназначенных для показа в США и Англии. Вернувшись в Америку в 1929-м, он присоединился к Герману, уже трудившемуся в Голливуде, начав писать либретто и диалоги для фирмы "Парамаунт". Был он и одним из создателей сценария ленты Кинга Видора "Хлеб наш насущный" (1934) — о деятельности американского сельскохозяйственного кооператива, явно носившего следы идейного и эстетического влияния советского кино. Левая ориентация ощущалась и в деятельности Манки-евича-продюсера. Об этом свидетельствуют "Ярость" Фрица Ланга (1936) — о том как страшен слепой самосуд толпы, "Три товарища" Фрэнка Борзэги (1938) — экранизация одноименного романа Эриха Марии Ремарка и многие другие.

Режиссером Джозеф стал случайно, заменив на съемочной площадке заболевшего Эрнста Любича. "Замок дракона" (1946) представлял собой рядовую криминальную драму о дочери фермера, вышедшей замуж за богатого кузена, не зная, что тот отравил свою первую жену. Сходство с нашумевшей "Ребеккой" Альфреда Хичкока просматривалось тут довольно явственно. Подлинным же кинематографическим дебютом Манкиевича стало "Письмо трем женам" (1949) — по роману Джона Клепнера. Эта комедийная мелодрама, сценарий которой написал он сам, рассказывала о женщинах на пикнике, получивших сообщение от подруги, что она убежала с мужем одной из них. Точная обрисовка нравов и обычаев того времени, иронические диалоги, лихо закрученная интрига принесли постановщику сразу двух "Оскаров": за лучший сценарий и лучшую режиссуру.

Завоевав прочное место в американском кино, Манкиевич начал отражать в фильмах собственную этическую позицию. Но так как откровенно заявлять о своем сочувствии левым взглядам было нельзя (как раз наступила эпоха маккарти-зма), то Джозеф начал говорить эзоповым языком. Наиболее успешным образцом этого стала известная и нашим зрителям картина "Все о Еве" (1950). Это — рассказ о предательстве. (Многие выступавшие на заседаниях Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности, чтобы спасти себя, подставляли друзей и коллег). Но материал ленты далек от политики, действие развертывается в театральной среде. Во вступительном эпизоде начинающая актриса Ева Харрингтон получает высшую театральную премию, после чего зрителям показывается весь тот путь лжи, обмана, притворства, полного отказа от каких бы то ни было моральных ценностей, который прошла эта внешне милая и скромная женщина, чтобы взобраться на Олимп.

Кончается же "Все о Еве" обобщающим метафорическим эпизодом. Когда усталая от прошедшего торжества звезда засыпает, проникшая в гостиничный номер молодая девушка надевает на себя брошенную на стул мантию, берет в руки приз и подходит к зеркалу. Оно многократно отражает ее и кажется, что десятки готовых на все Ев заполнили комнату. Значительность авторских раздумий, изобретательность сюжета ("Оскары" за лучшую картину и режиссуру), прекрасные актерские работы (на соискание этой премии было выдвинуто сразу четверо: Энн Бакстер, Бэтт Дэвис, Гери Меррил и Джордж Сандерс). Получил же ее лишь последний: за роль второго плана — циничного театрального критика.

И в дальнейшем, в начале 50-х гг. в фильмах Манкиевича то и дело слышались отголоски его либеральных взглядов, что для Америки эпохи маккартизма было своеобразным гражданским подвигом. Так в картине "Выхода нет" (1951) герой испытывает недобрые расовые чувства к врачу-негру, лечившему его умершего брата. "Люди будут говорить" (1951) — о докторе, влюбившемся в свою беременную пациентку — осуждали страсть американских обывателей к перемыванию косточек ближним, откуда недалеко и до доносов. И только когда страшное время миновало, после откровений XX съезда в России, Манкиевич позволил себе выразить на экране собственное разочарование в левых идеях, которым искренне верил. В "Тихом американце" (1958) он превратил одноименный роман Грэма Грина из антиамериканского в антикоммунистический.

И все же лучшие свои работы 50-х гг. Джозеф создал оторвавшись, пусть и от закамуфлированной, но социальной направленности. Так в 1953-м он экранизовал "Юлия Цезаря" с Марлоном Брандо, по праву считающегося одним из лучших переложений Шекспира для экрана. Удачным оказался и экранный вариант пьесы Теннесси Уильямса "Внезапно, прошлым летом" (1959). Прекрасные актеры (Кэтрин Хепберн, Монтгомери Клифт, Элизабет Тейлор) сумели тактично передать страшный сюжет: девушка сходит с ума, увидев как ее кузена — гомосексуалиста, буквально разрывают на куски его несовершеннолетние жертвы.

В 1963-м Манкиевичу, вероятно, как специалисту по эпохе Цезаря, передали постановку знакомой и нам "Клеопатры" (1963), начатую Рубеном Мамуляном, самого дорогого фильма того времени. В эпизоде приезда заглавной героини в Рим впечатляют великолепные декорации, красочные костюмы, тысячи статистов, колесница, влекомая двумя шеренгами черных рабов, выполненная в виде сфинкса, на лапах которого — помост, где восседают облаченные в золотые чешуйчатые наряды царица Египта и ее трехлетний сын. Однако фильм не собрал в прокате вложенные в него огромные деньги, да и критики его не жаловали.

Кинематографическая карьера Манкиевича покатилась под откос. Криминальные мелодрамы и комедии ("Горшок с медом", 1967, "Жил-был мошенник", 1970) прошли незамеченными. Некоторым успехом пользовался лишь поставленный им в Англии "Сыщик" — экранизация одноименной пьесы Энтони Шеф-фера с прекрасными актерами Лоу-ренсом Оливье и Майклом Кейном. В 80-е режиссер уже подводил итоги своей деятельности в кино. Написал сценарии фильмов "Джордж Стивене: Путешествие кинематографиста" (1985), "50 лет съемок" (1986), "Хэлло, Актерская студия" (1987).

Джозеф Манкиевич остался в своем времени — рубежа 50-х, когда он по праву считался одним их лучших американских постановщиков, чаще всего снимавшим фильмы по собственным сценариям. Интеллигентность его картин с остроумными, нередко саркастическими диалогами во многом искупала их некоторую театральность, преобладание слова над образом, недостаточное использование специфически кинематографических средств, отсутствие собственного визуального стиля. Гражданское же мужество, которое он проявил в трудное для Америки "время негодяев", обеспечило ему прочное место в истории американского кино.

Е. Карцева.

Фильмография: "Замок дракона" (Dragon-wyck ), "Огонь сзади" (Backfire), 1946; "Призрак и миссис Мюир" (The Ghost and Mrs. Muir), "Покойный Джордж Эпли" (The Late George Apley), "Письмо трем женам" (A Letter to Three Wives), 1948; "Все о Еве" (All About Eve), "Выхода нет" (No Way Out), 1950; "Люди будут говорить" (People Will Talk), 1951 ; "Пять пальцев" (Five Fingers), 1952; "Юлий Цезарь" (Julius Caesar), 1953; "Босоногая графиня" (The Barefoot Confessa), 1954; "Парни и куколки" (Guys and Dolls), 1955; "Тихий американец" (The Quiet American), 1958; "Внезапно, прошлым neTOM"(Suddenly Last Summer), 1959; "Kneo-патра" (Cleopatra), 1963; "Горшок с медом" (The Honey Pot), 1967; "Жил-был мошенник" (There Was a Crooked Man), "Кинг: кинопротокол... Из Монтгомери в Мемфис" (King: А Filmed Record... Montgomery to Memphis), "Сыщик" (Sleuth), 1972. Библиография: Карцева E. Бэтт Дэвис. М. 1967; Lawson Н. Film in the Battle of Ideas. N.Y. 1953; Taylor J. Joseph L. Mankiewicz: an Index to his Work.